31 год расширяем возможности АПК
Горячая линия 24 ч. 8-800-770-07-74
Русский Английский
Горячая линия 24 ч. 8-800-770-07-74
Русский Английский
31 год расширяем возможности АПК
Горячая линия 24 ч. 8-800-770-07-74
vk-icon.jpg   fb-icon.jpg   ok-icon.jpg   inst-icon.jpg   tvet-icon.jpg   you-icon.jpg

Пресс-центр

Новости

17/04/2014, 17.22

Айрат Хайруллин: Россия очень быстро обеспечит себя всеми видами продовольствия

- Айрат Назипович, насколько Россия может обеспечить сама себя необходимыми продуктами питания?

- Перспектива у нас такая, что мы очень быстро себя обеспечим всеми видами продовольствия. По мясу птицы, я думаю, что года через 2 полностью откажемся от импорта. У нас за прошлый год было импортировано чуть больше 300 тысяч тонн. А 5 лет назад - почти 1,5 миллиона. И у нас отмечается очень серьезный рост потребления на душу населения дешевых видов мяса (курятина и свинина). По говядине, пока, ситуация хуже – мы зависим от импорта. Здесь нужны серьезные государственные программы.

IMG_2315.JPG

Если говорить о продовольственной безопасности по молоку, то в прошлом году мы произвели в стране меньше 18 миллионов тонн молока. Это очень мало. Тем более, из этого менее 5 млн тонн производится в личных подсобных хозяйствах, а около 13, 5 миллионов произвели сельскохозяйственные организации и фермеры. Всего в переработку у нас поступило 12,5 миллионов тонн молока. Правда, здесь разные источники дают разную информацию. Дело в том, что порядка 2,5 – 3 миллионов тонн «задваивалось» в учете на низовых заводах.  То есть, на молокоприемных пунктах, где собирают сырье у производителей из личных подсобных хозяйств, оно проходит по данным статистики как «заготовка молока». Задача этих пунктов - собрать крупную партию, охладить молоко, и отвезти его в переработку. На молокоперерабатывающем заводе оно тоже «принимается» и учитывается. И такого «двойного» молока, по разным оценкам, получается, от 2,5 до 3 миллионов тонн. Мы у себя в Национальном союзе производителей молока видим, что 12,5 миллионов тонн своего молока у нас в стране перерабатывается, и 11 миллионов тонн – импортируется. То есть, наша импортная зависимость довольно большая и приближается к 50%.

-  Да, но с другой стороны, раздаются многочисленные жалобы на рост цен на молоко…

- Да, действительно, сегодня цены на молоко выросли и стали безубыточными. Что позволило молочникам выйти на нулевую рентабельность (с учетом инвестиционных расходов, погашения кредитов). Ну а те, кто не имеет инвестиционных расходов и кому бизнес, к примеру, достался по наследству, остались в выигрыше.  Такое развитие событий, в перспективе, приведет к увеличению объемов производства молока. Если такие цены мы удержим в ближайшие 3-4 года, то остановим спад в отрасли и на несколько процентов в год сможем «расти».

Необходимо сегодня строить и новые фермы, производственные мощности. Старые  обрушиваются, так как их не ремонтировали, не вкладывались в них. Один капитальный ремонт крыши обходится в 5-6 миллионов рублей. У большинства таких денег просто нет. В том числе и по этой причине сегодня идет массовый процесс выхода из молочного бизнеса. Дело в том, что в предыдущий период у нас цены на молоко были низкие и те, кто брал кредиты на развитие молочного направления, на сегодняшний момент являются худшими заемщиками с сегодняшней точки зрения банкиров-кредиторов.  Банки боятся им давать кредиты. Хотя если смотреть долгосрочную перспективу, то молочное животноводство – оно более перспективное, его можно развивать еще 20-30 лет. Надеюсь, что рано или поздно этот тренд изменится. Повторюсь, сегодня главное – не допускать обрушения закупочных цен.

- Эксперты говорят о том, что часто реальная  картина работы молочной фермы искажается не точным бухгалтерским учетом. Что Вы думаете по этому поводу?

 - Если мы посмотрим бухгалтерский баланс  молочной фермы, то с советских времен этот учет ведется следующим образом: отдельно считается себестоимость молока, отдельно – приплода, отдельно - ремонтного стада. Что это нам дает? У нас формируются затраты на родившемся молодняке, на выращиваемых бычках и на выращиваемых телочках.  Молоко у всех прибыльное. Некоторые говорят: у меня себестоимость молока 12 рублей за литр, а я продаю за 22 и у меня 10 рублей прибыль, 50 % рентабельность. Но при этом средняя себестоимость говядины – 130-140 рублей за килограмм живого веса. Бычков высшей категории продают сегодня по 85 рублей. То есть здесь - убыток. И когда мы суммируем финансовый результат фермы, то молочная ферма сегодня оказывается в убытке. Хотя в бухгалтерском балансе это напрямую не показано. Но, с другой стороны, если мы говорим о том, что производственная ферма – это единый комплекс и у него один бухгалтерский баланс, то все эти «перекидки» и «улучшения» баланса –  самообман, который ни к чему хорошему не приводит.

- Если России все-таки придется обходиться без импорта, не пострадает ли от этого потребитель?

 - Когда мы начали в 2005 году национальный проект, я поразился тому, какие огромные экспортные субсидии были у стран-участников ВТО. Например, если вы из ЕС экспортировали в Россию сливочное масло, то Евросоюз вам компенсировал 86% от стоимости этого масла. То есть, для того, чтобы вам сработать в «нулях», вам было достаточно продать это масло за 14 % его стоимости. Можете себе представить? То же самое по сырам и по другим видам продовольствия. Это все разрушало нашу внутреннюю экономику. Сегодня наше государство тоже научилось защищать свои рынки, я это поддерживаю и считаю правильным.  Здесь должна быть какая-то «золотая середина». Я не думаю, что от этого сегодня сильно пострадает потребитель. В конечном счете, у нас между ценой на полке в магазине и закупочной ценой  у крестьян нет прямой связи. Например, когда цена (закупочная?) на молоко была 16 рублей за литр, а в магазинах оно продавалось за 45-50 рублей, то в этом товаре молока было меньше, чем на 10 рублей. Вопрос связан с жирно-белковым балансом. То есть, из одного литра молока высшего сорта с жирностью 4,3; белком 3,4-3,5 получается примерно 1,6 литров молока той жирности, которое мы покупаем в магазине. Ну, это, конечно, утрировано. Дело в том, что сегодня в молочной отрасли настолько современные и серьезные предприятия, что в переработке ничего не пропадает.

И еще один серьезный момент. За последние пять лет крупнейший переработчик молока является самым большим рекламодателем. Ведь за все платит потребитель и поставщик сырья -  сельхозпроизводитель: поставщик получает меньше денег за свою продукцию, а потребитель оплачивает  маржиналльность и бренд.

- Что бы Вы пожелали «АгроПромкомплектации»?

 - Удачи. Прежде всего, удачи. Потому, что может быть и стратегия правильная, а она у вас правильная – и бизнес диверсифицирован - есть определенная диверсификация и свиноводства, и молочного животноводства, и чувствуете вы бизнес, но без удачи – никуда. Приведу пример и он станет сразу понятен. Республика Татарстан была лидером сельскохозяйственного нацпроекта . Только в молочное животноводство за 2 года было инвестировано больше 100 миллиардов рублей. Но из последних 5 лет в этом регионе 4 были неблагоприятны. Засуха. А в 2010 году из-за мороза погибли 100% посевов озимой пшеницы. Такого не было за 127 лет наблюдений. А что это такое? При средних условиях 6-7 лет надо преодолевать последствия гибели только одного  урожая. А за 5 лет таких урожаев погибло 4! Государство в тот момент спасло: предоставило пролонгацию по кредитам, дало возможность взять их на следующий год под будущий урожай… Но вот так 4 года подряд. И Татарстан по сельскому хозяйству далеко не самый рискованный регион. Но если такое произошло там, то это может произойти и в любом другом месте.

Поэтому, еще раз вам удачи! Ваш бизнес диверсифицирован и территориально. Есть и в очень хорошей климатической зоне – в Курской области. Но в то же время бывают и ситуации, когда снег сошел и наступил резкий возврат холодов, например. Это тоже может привести к гибели растений. Поэтому, прежде всего, я желаю удачи. 

 

 

Нравится

Пресс-центр

Новости

17/04/2014, 17.22

Айрат Хайруллин: Россия очень быстро обеспечит себя всеми видами продовольствия

- Айрат Назипович, насколько Россия может обеспечить сама себя необходимыми продуктами питания?

- Перспектива у нас такая, что мы очень быстро себя обеспечим всеми видами продовольствия. По мясу птицы, я думаю, что года через 2 полностью откажемся от импорта. У нас за прошлый год было импортировано чуть больше 300 тысяч тонн. А 5 лет назад - почти 1,5 миллиона. И у нас отмечается очень серьезный рост потребления на душу населения дешевых видов мяса (курятина и свинина). По говядине, пока, ситуация хуже – мы зависим от импорта. Здесь нужны серьезные государственные программы.

IMG_2315.JPG

Если говорить о продовольственной безопасности по молоку, то в прошлом году мы произвели в стране меньше 18 миллионов тонн молока. Это очень мало. Тем более, из этого менее 5 млн тонн производится в личных подсобных хозяйствах, а около 13, 5 миллионов произвели сельскохозяйственные организации и фермеры. Всего в переработку у нас поступило 12,5 миллионов тонн молока. Правда, здесь разные источники дают разную информацию. Дело в том, что порядка 2,5 – 3 миллионов тонн «задваивалось» в учете на низовых заводах.  То есть, на молокоприемных пунктах, где собирают сырье у производителей из личных подсобных хозяйств, оно проходит по данным статистики как «заготовка молока». Задача этих пунктов - собрать крупную партию, охладить молоко, и отвезти его в переработку. На молокоперерабатывающем заводе оно тоже «принимается» и учитывается. И такого «двойного» молока, по разным оценкам, получается, от 2,5 до 3 миллионов тонн. Мы у себя в Национальном союзе производителей молока видим, что 12,5 миллионов тонн своего молока у нас в стране перерабатывается, и 11 миллионов тонн – импортируется. То есть, наша импортная зависимость довольно большая и приближается к 50%.

-  Да, но с другой стороны, раздаются многочисленные жалобы на рост цен на молоко…

- Да, действительно, сегодня цены на молоко выросли и стали безубыточными. Что позволило молочникам выйти на нулевую рентабельность (с учетом инвестиционных расходов, погашения кредитов). Ну а те, кто не имеет инвестиционных расходов и кому бизнес, к примеру, достался по наследству, остались в выигрыше.  Такое развитие событий, в перспективе, приведет к увеличению объемов производства молока. Если такие цены мы удержим в ближайшие 3-4 года, то остановим спад в отрасли и на несколько процентов в год сможем «расти».

Необходимо сегодня строить и новые фермы, производственные мощности. Старые  обрушиваются, так как их не ремонтировали, не вкладывались в них. Один капитальный ремонт крыши обходится в 5-6 миллионов рублей. У большинства таких денег просто нет. В том числе и по этой причине сегодня идет массовый процесс выхода из молочного бизнеса. Дело в том, что в предыдущий период у нас цены на молоко были низкие и те, кто брал кредиты на развитие молочного направления, на сегодняшний момент являются худшими заемщиками с сегодняшней точки зрения банкиров-кредиторов.  Банки боятся им давать кредиты. Хотя если смотреть долгосрочную перспективу, то молочное животноводство – оно более перспективное, его можно развивать еще 20-30 лет. Надеюсь, что рано или поздно этот тренд изменится. Повторюсь, сегодня главное – не допускать обрушения закупочных цен.

- Эксперты говорят о том, что часто реальная  картина работы молочной фермы искажается не точным бухгалтерским учетом. Что Вы думаете по этому поводу?

 - Если мы посмотрим бухгалтерский баланс  молочной фермы, то с советских времен этот учет ведется следующим образом: отдельно считается себестоимость молока, отдельно – приплода, отдельно - ремонтного стада. Что это нам дает? У нас формируются затраты на родившемся молодняке, на выращиваемых бычках и на выращиваемых телочках.  Молоко у всех прибыльное. Некоторые говорят: у меня себестоимость молока 12 рублей за литр, а я продаю за 22 и у меня 10 рублей прибыль, 50 % рентабельность. Но при этом средняя себестоимость говядины – 130-140 рублей за килограмм живого веса. Бычков высшей категории продают сегодня по 85 рублей. То есть здесь - убыток. И когда мы суммируем финансовый результат фермы, то молочная ферма сегодня оказывается в убытке. Хотя в бухгалтерском балансе это напрямую не показано. Но, с другой стороны, если мы говорим о том, что производственная ферма – это единый комплекс и у него один бухгалтерский баланс, то все эти «перекидки» и «улучшения» баланса –  самообман, который ни к чему хорошему не приводит.

- Если России все-таки придется обходиться без импорта, не пострадает ли от этого потребитель?

 - Когда мы начали в 2005 году национальный проект, я поразился тому, какие огромные экспортные субсидии были у стран-участников ВТО. Например, если вы из ЕС экспортировали в Россию сливочное масло, то Евросоюз вам компенсировал 86% от стоимости этого масла. То есть, для того, чтобы вам сработать в «нулях», вам было достаточно продать это масло за 14 % его стоимости. Можете себе представить? То же самое по сырам и по другим видам продовольствия. Это все разрушало нашу внутреннюю экономику. Сегодня наше государство тоже научилось защищать свои рынки, я это поддерживаю и считаю правильным.  Здесь должна быть какая-то «золотая середина». Я не думаю, что от этого сегодня сильно пострадает потребитель. В конечном счете, у нас между ценой на полке в магазине и закупочной ценой  у крестьян нет прямой связи. Например, когда цена (закупочная?) на молоко была 16 рублей за литр, а в магазинах оно продавалось за 45-50 рублей, то в этом товаре молока было меньше, чем на 10 рублей. Вопрос связан с жирно-белковым балансом. То есть, из одного литра молока высшего сорта с жирностью 4,3; белком 3,4-3,5 получается примерно 1,6 литров молока той жирности, которое мы покупаем в магазине. Ну, это, конечно, утрировано. Дело в том, что сегодня в молочной отрасли настолько современные и серьезные предприятия, что в переработке ничего не пропадает.

И еще один серьезный момент. За последние пять лет крупнейший переработчик молока является самым большим рекламодателем. Ведь за все платит потребитель и поставщик сырья -  сельхозпроизводитель: поставщик получает меньше денег за свою продукцию, а потребитель оплачивает  маржиналльность и бренд.

- Что бы Вы пожелали «АгроПромкомплектации»?

 - Удачи. Прежде всего, удачи. Потому, что может быть и стратегия правильная, а она у вас правильная – и бизнес диверсифицирован - есть определенная диверсификация и свиноводства, и молочного животноводства, и чувствуете вы бизнес, но без удачи – никуда. Приведу пример и он станет сразу понятен. Республика Татарстан была лидером сельскохозяйственного нацпроекта . Только в молочное животноводство за 2 года было инвестировано больше 100 миллиардов рублей. Но из последних 5 лет в этом регионе 4 были неблагоприятны. Засуха. А в 2010 году из-за мороза погибли 100% посевов озимой пшеницы. Такого не было за 127 лет наблюдений. А что это такое? При средних условиях 6-7 лет надо преодолевать последствия гибели только одного  урожая. А за 5 лет таких урожаев погибло 4! Государство в тот момент спасло: предоставило пролонгацию по кредитам, дало возможность взять их на следующий год под будущий урожай… Но вот так 4 года подряд. И Татарстан по сельскому хозяйству далеко не самый рискованный регион. Но если такое произошло там, то это может произойти и в любом другом месте.

Поэтому, еще раз вам удачи! Ваш бизнес диверсифицирован и территориально. Есть и в очень хорошей климатической зоне – в Курской области. Но в то же время бывают и ситуации, когда снег сошел и наступил резкий возврат холодов, например. Это тоже может привести к гибели растений. Поэтому, прежде всего, я желаю удачи. 

 

 

Нравится
Вверх
Яндекс.Метрика